Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:02 

Цтцти_т
primal soup of water, amino acids, gunk, and who knows what else
Название: Жёлтые глаза
Автор: firefly
Переводчик: profileЦтцти_т
Саммари: Укрывшись от грозы в заброшенном доме, Темари обнаруживает, что этот дом не так заброшен, как она полагала
Персонажи: Какузу/Темари
Рейтинг: R
Размер: ваншот
Статус: закончен
Размещение: нельзя
Disclaimer: Кишимото
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/3590138/1/Jaundiced-Eye


Признавая поражение, Темари стиснула зубы – за окном снова бушевала стихия. Тяжёлые капли падали с такой силой, что им по силам было разбить стекло, а ветер так хлестал деревья, как будто намеревался содрать с них кору.

«К чёрту Речную страну и её бесконечные грозы».

Позади неё, под тяжестью чьих-то ног, тихо заскрипели половицы.

Она резко обернулась через плечо, чтобы увидеть своего «гостя» - держа в руках порванный плащ, он расположился на пыльном грязном диване.

А потом разжёг огонь в камне.

Поколебавшись, она подобралась поближе к теплому пламени; стоило жару достигнуть её влажной кожи, как по телу побежали мурашки. Поёжившись, она подошла ещё ближе и на какое-то время блаженно замерла, то и дело поглядывая на незнакомца, который возился со своим плащом.

Когда она наткнулась на этот дом, то была уверена, что он заброшен, теперь же выходило, что это не совсем так.

Кунай чиркнул её по щеке, прежде чем она успела заметить, как её атакуют, и не успела её рука лечь на веер, как длинные чёрные нити обвились вокруг её запястий, лодыжек и плотно прижали её к стене.

Когда нападавший обернулся, она увидела у него на лбу перечёркнутый знак Водопада. Лицо почти полностью скрывала маска, а взгляд пронизывал насквозь. По видимости, нити росли прямо из его тела и вылезали наружу через тонкие прорези в коже. И, судя по тому, как они переместились ей на шею, они были живыми.

- Кто ты?

Голос был низким и угрожающим, и слегка приглушённым из-за маски, которая закрывала собой нижнюю часть его лица.

Нить плотнее сжалась вокруг её горла, и Темари поняла, что у неё нет времени на увёртки.

- Темари из деревни Песка, - ответила она, так спокойно, как только могла, и приготовилась к смерти от удушения.

Нити, однако, не сжались, и несколько мгновений она стояла под немигающим холодным взглядом ниндзя Водопада. Склеры у него были красные от крови.

- У тебя есть что ценное? – вдруг деловито спросил он.

Она подумала о деньгах за последнюю миссию, которые надёжно спрятала в лифчик, и со вздохом кивнула.

- Да, деньги.

- Сколько?

- …достаточно.

- Где они?

- Я отдам, если уберёшь от меня эти штуки.

Он сделал шаг вперёд, вступив в круг яркого света, и она замерла, замечая что-то странное в его глазах.

- Где они? – повторил он, стягивая нити вокруг её шеи.

Сдерживаясь, чтобы не скривиться, Темари указала взглядом на свою рубашку. Пальцы непроизвольно сжались в кулаки.

Сохранять невозмутимое лицо при переговорах с опасными нукенинами – этот пункт стоял довольно высоко в её личном списке качеств, необходимых каждому шиноби. Однако сейчас она была в таком бешенстве, что с удовольствием бы наплевала на весь протокол.

Она намокла, замёрзла до костей, её собирались обокрасть, возможно, изнасиловать, а у неё начинались месячные.

Да, она была не в настроении.

Тонкая длинная нить соскользнула с её предплечья и, проделов путь к вороту кофты, скользнула под ткань.

У Темари задёргался глаз, когда пройдясь по влажной коже, нить скользнула между грудей и стала шарить там до тех пор, пока не нащупала бумажку, в которую были завёрнуты деньги.

Темари медленно выдохнула – нить, наконец, достала деньги и подбросила их в воздух. Ниндзя Водопада поймал свёрток и с удовлетворением пересчитал его содержимое. Нити по-прежнему плотно сжимали её горло.

Темари, поджав губы, наблюдала за тем, как он засовывает деньги в карман.

Потом он снова посмотрел на неё.

- Что-то ещё?

- Нет, - стиснув зубы, ответила она. – Если только мою алмазную пломбу.

- Это хлам.

- Тогда меня можно официально признать нищей.

Он, должно быть, усмехнулся под маской, но она не могла сказать наверняка. Помолчав ещё несколько секунд, он, наконец, ослабил нити и втянул их обратно в тело.

Она выпрямилась и потёрла шею – наверняка, там останутся синяки. Затаив дыхание, она наблюдала за тем, как нити уходят обратно под кожу.

- Выметайся.

Услышав его резкий голос, она удивлённо заморгала.

- Что?

- Выметайся, - повторил он, указывая на дверной проём. – Тело твоё ни черта не стоит, а тащить твой смердящий труп на помойку в такую погоду я не хочу.

«Он просто душка», - подумал Темари, глаз у неё снова начинал дёргаться.

- А как насчёт того, - начала она, стараясь, чтобы голос звучал ровно, - чтобы установить перемирию? Я останусь здесь до конца шторма, а мои деньги пойдут в уплату ночлега.

Она замялась, пытаясь придумать, что бы ещё положить на чашу весов.

- И я заварю чай.

Он посмотрел на неё, но ничего не сказал.

Кипя от злости, Темари буравила взглядом его карман, в котором скрылись все её деньги.

- Что ж, - сказал он, отворачиваясь, - но если мне что-то не понравится, я убью тебя.

Сделав несколько шагов в сторону гостиной, он замер в дверях.

- Я пью чай без сахара.


*


И вот она сидела у огня и грела руки, ожидая, когда её чай остынет, и то и дело с нескрываемой обидой поглядывала на ниндзя Водопада - тот как ни в чём не бывало расположился на диване. В тусклом свете она могла разглядеть, что всё его тело выглядит так, словно сшито грубыми чёрными стежками.

Она готова была поклясться, что, когда он проходил мимо, она заметила у него на спине лица, но, скорее всего, это всё-таки было игрой света.

Снаружи завывал ветер, а дождь стучал, как шарики по железной поверхности, невероятно громкий в гробовой тишине. Нидзя Водопада принялся разглядывать длинную дырку в плаще, прямо под рукавом, зажал между пальцами потёртые нити и с интересом подёргал.

На ум ей внезапно пришла мысль, и Темари посмотрела на накидку, которую, чтобы просушить, повесила на спинку кресла-качалки. На ней зияла дыра, через которую затекал дождь.

Она зацепилась за ветку, когда как сумасшедшая носилась по округе в поисках убежища, и вот теперь прямо на груди накидка была прорвана. Сердито облизав зубы, Темари взяла плащ и, усевшись на стул, стала копаться в своей сумке. В аптечке нашлась острая дезинфицированная игла, которая в обычное время предназначалась для сшивания ран, и белые нитки, которыми она прошивала веер.

Прикусив от напряжения язык, она сощурилась в тусклом свете и поднесла плащ поближе к лицу, чтобы разглядеть хоть что-то.

- Наизнанку.

При звуке этого голоса она резко подняла голову.

Нукенин многозначительно посмотрел на её плащ.

- Его надо вывернуть наизнанку. Для начала.

Впившись зубами в нижнюю губу, она сдержалась от саркастического ответа и вывернула накидку наизнанку. Однако то и дело искоса поглядывала на придирчивого соседа и на то, что он вытворял со своим плащом.

Из чёрной прорези на его запястье появилась тонкая едва заметная нить, похожая на усик, и её острый конец стал нырять взад-вперёд по ткани, соединяя порванные части ровными стежками.

Покусывая губы, Темари принялась за шитьё. Игла с лёгкостью проходила сквозь ткань, но нить цеплялась, путалась, сбивалась в узлы всякий раз, когда она пыталась вытянуть её. С нарастающим разочарованием Темари откусывала запутавшуюся нить и начинала заново.

По какой-то загадочной причине, может быть, оттого, что накидка была тонкой, волокна, соединявшие ткань, выдёргивались вместе с ниткой, не только сводя всю работу на нет, но и ухудшая положение.

Учитывая скверное настроение и все неприятности, обрушившиеся на голову, Темари потребовалась вся её выдержка, чтобы не швырнуть накидку в камин и не сломать что-нибудь.

Промучившись ещё минут пять и сдавшись, она отбросила иголку, сердито вздохнула и откинулась на спинку кресла.

Угрюмо она посмотрела на нукенина и его плащ.

Нукенин благодушно держал его на коленях, пальцы оценивающе пробегали по почти невидимому шву.

Она нахмурилась.

- Знаешь, - сказала Темари, после безуспешной борьбы со злостью и безрассудством. – Вежливость требует, чтобы ты предложил мне помощь – после того, как украл мои деньги.

Он взглянул на неё в лёгком замешательстве.

- Твоя логика оставляет желать лучшего. И я бы не стал называть нашу маленькую сделку кражей. Ты платишь за то, что я позволил тебе остаться.

Заметив, что она едва сдерживает возмущение, он небрежно отложил плащ и самодовольно скрестил на груди руки.

- Я могу зашить эту дыру за пару секунд, - лаконично сказал он, взгляд его скользнул по накидке. – Вопрос в цене.

- Ты забрал все мои деньги, - сквозь стиснутые зубы выдавила она. – Больше у меня нет. А об этом не смей даже просить.

Приподняв бровь, он стал с нарочитым безразличием разглядывать ногти.

- Не льсти себе. Сама виновата, что не можешь справить с такой ерундой, как шитьё.

Она медленно поднялась, скрежеща зубами и сощурив глаза. Молча, она собрала всё достоинство, которое у неё было, приподняла юбку и вытащила из-под подвязки ещё одну заначку.

Её последняя двадцатка. Отложенная на клубничный торт, о котором она мечтала уже несколько дней. Иногда можно побаловать себя этими редкими красными ягодами, взбитыми сливками и таящим во рту ванильным кремом.

И что в итоге? В итоге она отдаёт эти деньги, чтобы какой-то псих заштопал её накидку, которую она, скорее всего, больше никогда не наденет.

С ядовитой усмешкой Темари подошла к ниндзя Водопада и, на прощание сжав бумажку, швырнула её ему. Он ловко поймал купюру и, оглядев её со всех сторон, спокойно убрал её в карман к остальным деньгам.

А затем протянул руку.

Темари сунула ему порванную накидку и, борясь с желанием хорошенько треснуть его, уселась на место.

Наблюдая за тем, как ловко он справляется с дыркой, она заговорила.

- Ты тот ещё ублюдок.

- Я деловой человек, - ответил он.

- Ты жульничаешь.

- Жизнь несправедлива.

- И я умею шить, - выдавила она. – Только не швейной машинке судить о моих навыках.

- Завидуешь? – спросил нукенин. Чёрная нить ловко соединяла края ткани, и голос его звучал довольно беспечно.

- Я всего лишь сказала, что ты жульничаешь, - парировала Темари.

- То есть, ты завидуешь моему искусству.

- То есть у моих навыков есть предел, а ты управляешь этими нитями, словно они часть твоего тела.

Нукенин завязал узел и, вознаградив свою работу удовлетворённым взглядом, оторвал нить.

- Это едва ли можно назвать жульничеством, - произнёс он, бросая накидку на кресло. – Я заплатил за эту технику. Так же, как заплатила ты, чтобы спасти свою жизнь.

Она смотрела на него, сердито и недовольно, а он потянулся за чашкой, которую она поставила на столик.

- Ничто не даётся нам просто так, - продолжил он, помешивая чай, а потом поднёс чашку к маске. – У всего есть цена.

Сжав кулаки до боли, Темари смотрела, как он снимает маску и кладёт её на стол рядом с блюдцем. Её глаза распахнулись в ужасе. Он отпил чай и опустил чашку – изо рта у него высунулась тонкая чёрная нить и стерла с губ всю влагу.

Тогда нукенин из Водопада поднял на неё взгляд и улыбнулся циничной улыбкой, от которой нити вокруг рта натянулись.

- Ну что, ещё завидуешь?

@темы: фф, Наруто фф - перевожу, Наруто фф - закончен, Наруто фф

URL
   

Выше головы

главная