Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
01:31 

Цтцти_т
primal soup of water, amino acids, gunk, and who knows what else
Название: Слёзы и масло
Автор: Ljiljana
Переводчик: profileЦтцти_т
Саммари: Саю не чужды хорошие манеры. Если ты должен кого-то отблагодарить - отблагодари.
Пейринг, персонажи: Наруто\Сай
Рейтинг: R
Жанр: пвп
Статус: закончен
Disclaimer: Кишимото
Размещение: нельзя
Ссылка на оригинал: cupricanka.livejournal.com/87323.html
Комментарий переводчика: просто старенький перевод. Не помню, почему не выкладывала раньше.

- Я хочу отблагодарить тебя.

Он отталкивает меня, и я ударяюсь спиной о грязные колёса старого грузовика Джирайи. Я хочу сказать ему правду. Я хочу сказать, что он не должен мне ничего, что я подвёз его, потому что захотел, а не потому что захотел его... не потому что... Но я не могу выдавить ни слова, и они умирают у меня на губах, когда я вижу, как он опускается на колени.

Я буду ненавидеть себя потом. Я ненавижу себя сейчас.

Прошлый раз был так давно. Несколько месяцев назад. Я в пути уже несколько месяцев. И вокруг только пустота - нет никого, кто может заполнить собой бесконечные дни, разве только Джирайя, который, как правило, пьяный сидит на пассажирском сидении. Или дешёвые шлюхи, которых можно трахать за туалетами во время кратких стоянок. Я ненавижу такую жизнь.
Этого парня я тоже ненавижу - случайный попутчик, беглец или просто мальчик по вызову. Сколько же я их видел, этих несчастных вроде него. Я хочу жалеть, а ненавидеть его.
Он - жалеет меня? Он видит, что творится внутри меня? Он знает, что я умру от стыда, если кто-то узнает, что я позволил ему приблизиться ко мне, позволил прикоснуться ко мне?
Его руки движутся так ловко и уверенно, когда он расстёгивает мои штаны. Их прикосновения так приятны. Я хочу закричать. Я стискиваю кулаки и зажмуриваю глаза, когда он смотрит на меня. Насколько же я его ненавижу.

Его глаза... раньше они были мёртвыми. Клянусь, были. Он смотрел на меня с холодным безразличием. Он смотрел на меня, и я был уверен, что внутри него нет ни одной эмоции. Нет души. Даже жизни и той нет.

Меня злит эта перемена. Я ненавижу то, что теперь он смотрит совсем по-другому, как будто я внезапно стал иметь для него значение. Как будто, если я позволю ему сделать это, что-то измениться. Я могу быть принят.

Как можно заслужить уважение, позволив незнакомцу заплатить за то, что называют помощью, за то, что сделал бы любой уважающий себя человек? Я подобрал его, когда он стоял под дождём, в руках у него был один только рюкзак... но, клянусь богом, я хотел того, что он делал сейчас. Я хотел всего, что он мог предложить.

И, клянусь богом, когда его рот обхватывает головку моего члена, я начинаю шипеть. Чтобы сдержать другие возможные звуки.

И я умер, или я умираю - или возношусь в небеса, сотканные из слёз. Это лихорадочное облегчение, которое приносит религия, в экстремальных ситуациях, болезненное наслаждение и облегчение, которое режет так глубоко, что затопит мир кровью на ближайшие две тысячи лет. Это равносильно тому, чтобы отыскать дом во тьме, или воду в пустыне, или...

Я близок к тому, чтобы кончить ему прямо в горло, в голове кружится тысячи бессмысленных слов.

Я всхлипываю. Не думаю, что он слышит меня.

Оргазм сотрясает тело грубыми резкими волнами. Он продолжается так долго, что я забываю о всех тех важным вещах, которые ещё недавно крутились у меня в голове. На их место приходит звенящая тишина, а перед глазами пляшут белые пятна. С громким криком я соскальзываю вдоль машины.

- Ты странный, - говорит он мне.

Почему это так трудно, игнорировать глупый порыв прикоснуться к нему, почувствовать под пальцами твёрдые мускулы на его животе? Зачем мне вообще желать этого? Почему я не могу быть нормальным? Почему это произошло сейчас.

- Извини, - говорю я. Слезы высыхают, но голос всё равно глухой, я с трудом выдавливаю слова. - Мне очень жаль. Ты не должен был этого делать. Клянусь, не должен.

Он поднимается на ноги и теперь смотрит на меня сверху вниз.

Мне мучительно стыдно.

Я использовал его, и это даже хуже моих больных желаний. Джирайя может придерживаться какого угодно мнения, но я думаю именно так. Гораздо хуже. Я не должен был позволять ему, я не...

- Но я хотел.

Я поднимаю взгляд. Изображение размыто, но когда я смаргиваю остатки слёз, я вижу его. Он хмурится так, как будто растерян. Так как будто не знает, как долго я прятал эту часть себя от остального мира и что я сдался - когда он взял мой член в рот. Как будто он не знает, что этого нельзя было допустить.

- Почему? - Мне необходимо знать.

- Потому что ты смотрел на меня, как будто хотел трахнуть.

- Нет! - говорю, нет, выкрикиваю я, по привычке, как твердил всю предшествующую жизнь.
Он с полнейшим недоумением смотрит на меня, как будто не в силах уяснить, зачем кто-то станет отрицать нечто столь очевидное? Как сказать ему, что так устроена моя голова, и всё тут?

Притом, что моё тело ей не подчиняется. И об этом - он знает.

- Сколько тебе нужно времени, чтобы прийти в себя? - спрашивает он, решая, что не стоит тратить время и пытаться узнать обо мне.

- Нет, - говорю я ему. - Мы можем идти.

Он оставляет меня сидеть на грязном асфальте, у огромного колеса. Я перепачкан маслом, слезами и каплями спермы, которую он не проглотил. Какое-то время я сижу, закрыв лицо руками, и думаю ни о чём.

Наконец, я всё же встаю и, насколько возможно, привожу себя в порядок.

Пора возвращаться на трассу.

@темы: Наруто фф - закончен, Наруто фф, Наруто фф - перевожу, фф

URL
Комментарии
2016-11-20 в 16:22 

ya6ma
читала я когда-то по этому пейренгу. Очень грустный и напряженный драббл.

   

Выше головы

главная