09:06 

Цтцти_т
primal soup of water, amino acids, gunk, and who knows what else
Название: Наследие
Автор: Ljiljana
Переводчик: profileЦтцти_т
Саммари: Как бы ты ни стремился к неизведанному, когда кто-то скажет тебе, что видит призрака, ты не поверишь...
Пейринг, персонажи: Наруто/Саске, Саске/Наруто
Рейтинг: R
Жанр: мистика, романс
Статус: в процессе перевода
Disclaimer: Кишимото
Размещение: нельзя
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/4997793/4/Heritage
От переводчика: на прошедший ДР Cold_downpour.


Часть 1.
Теплее лета


И из пещер, где человек не мерял
Ни призрачный объём, ни глубину,
Рождались крики: вняв им, Кубла верил,
что возвещают праотцы войну.
'Кубла-Хан' (1798)

Хлопнула дверь, и я с ухмылкой посмотрел на скучный, серый забор - что ещё можно увидеть из окна моей комнаты? Какаши вернулся. Счастливый, между прочим.

Я знал его как свои пять пальцев. Мы жили вместе дольше, чем я себя помню, с тех самых пор, как умерли мои родители. У меня были и бабушка с дедушкой, и крёстный, однако Какаши настоял, что заберёт меня к себе, чтобы отблагодарить отца за доброту. Прошло несколько лет прежде чем я понял, что значит блеск в его глазах, когда он смотрит на фотографию, висящую над моей кроватью. Сразу после того, как он снова влюбился.

И вот сейчас его, очевидно, переполняли эмоции, потому что в обычное время он бы ни за что не позволил себе так хлопнуть дверью. В обычное время он предпочитал наоборот, незаметно подкрасться и напугать тебя до смерти. Поэтому, когда он вошёл в комнату, я продолжил улыбаться.

- Собирайся, - вот что он сказал вместо приветствия.

- Зачем? Мы куда-то едем?

Ничего не ответив, Какаши бросил на кровать огромную спортивную сумку, которую, должно быть, захватил из подвала, где мы храним всякий хлам. Понаблюдав пару секунд, как он пытается втиснуть месяцы жизни в неаккуратно сшитый, мятый полиэстер, я не выдержал. Ну да, да, терпение никогда не числилось среди моих сильных сторон.

- К Джирайе? - спросил я. Джирайя - мой крёстный, тот самый, которому я обязан своим дурацким именем. Ничего себе догадка, но ведь Какаши не поступил бы так со мной в последнее лето перед колледжем? Он слишком добр, чтобы сбагрить меня Джирайе, у которого дома нет ничего, кроме голых женщин и забытых бюстгальтеров. - Гавайи? Калькутта?

- Хм-м-м. - Какаши, наконец, перестал избегать моего взгляда: «должно быть это важно, вот только язык приклеился к нёбу точно цементом». - Помнишь мы говорили о том, что нам нужна квартира побольше?

Я замер. Разумеется, я помнил тот разговор; он был только вчера. «Найти квартиру побольше» буквально значило «мы съезжаемся с Обито, и там обязательно должна быть огромная спальня, из которой мы не будем вылезать целыми днями». В общем и целом, я не против. Какаши заслуживает того, чтобы жить со своим парнем, а не мотаться к нему через весь город, да и к тому же, мне нравится Обито. Он весёлый. Но осталось всего несколько месяцев до того, как я уеду из города. Не хотелось бы что-то менять.

- Я думал, вы согласились подождать до осени, - напомнил я, чувствуя, как щёки горят от злости. Бесит, когда люди, которых я люблю, игнорируют меня и задвигают моё мнение по таким важным вопросам.

Однако Какаши не отвёл взгляда.

- Мы подождём. Но это же не значит, что мы не можем все вместе съездить в отпуск? Было бы интересно попробовать.

Немного расслабившись, я сказал:

- Мы уже ездили в отпуск в прошлом году.

Потрясающие две недели в четырехзвёздочном отеле на морском побережье! Я потерял девственность, и не сомневался, что Какаши знает об этом. Я ничего не рассказывал, но, по-моему, на следующий день поведение так меняется, что не заметить невозможно.

- На этот раз мы проведём вместе всё лето. Хорошая возможность познакомиться с его семьёй.

Взгляд, которым одарил меня Какаши, стал настороженным, он всегда таим становился, когда речь заходила о племянниках Обито, по какой бы то ни было причине. Как будто он ждал, что мы не понравимся друг другу, хотя сам никого из них не встречал. Знаю, может быть, сперва всё пройдёт не очень гладко, я всегда чувствую себя неловко, когда сталкиваюсь с богатыми людьми, но это не значит, что я забуду, как Обито хвалил их или как радовался, когда собирался встретиться с семьёй. К тому же, я обещал Какаши, что когда придёт день икс, день встречи, я буду держать себя в руках. Ему стоило бы чуть больше доверять мне.

- О, - ответил я. Лето вдали от раскалённых каменных громад будет похоже на рай, даже если придётся иметь дело с двумя избалованными мальчишками. - А куда мы едем?

Какаши почесал затылок.

- Не могу точно сказать. У них дом за городом.

Я рассмеялся. Тот самый взгляд. Похоже, кое-кто был слишком занят, пытаясь затащить бедного Обито в постель, чтобы слушать. Какаши, однако, остался абсолютно серьёзен, хотя смеялся я громко и заразительно.

- Ладно-ладно, - успокоившись, я начал собираться. - Только пообещай, что у меня будет звуконепроницаемая комната. Или хотя бы ушные затычки.

Вот теперь он улыбнулся, потому что Какаши, мой приёмный отец, самый большой извращенец в мире. Даже, пожалуй больше, чем мой крёстный. Моя просьба была намёком на прошлое лето, первую ночь отпуска. Скажем так, тогда я выбежал из номера посреди ночи, едва успев одеться. Боже, как же громко они всё делали.

Ни до той ночи, ни после неё ничего подобного не случалось. Уверен, они думали, я их не услышу. И всё же, та травма, вы понимаете, осталась у меня на всю жизнь.

- Как насчёт того, чтобы в твоём распоряжении было целое крыло дома?

Я оторвался от складывания носков и посмотрел на него, думая, что он шутит. Но затем я вспомнил дорогую одежду, которую носил Обито, и билеты на концерт, стоившие целое состояние (совершенно излишняя роскошь, но Обито об этом не задумывался), и я понял, что Какаши серьёзен.

Я пожал плечами.

- Только если не придётся отмывать его, чтобы заработать на обед.

***

- Мы на месте! - широко улыбаясь, Обито повернул ко мне голову. Не удержавшись, я усмехнулся ему в ответ и вытянул шею, чтобы получше разглядеть, куда мы приехали.

Хорошо, что мы послушались Обито и купили билеты на автобус. Наш городской Опель ни за что бы не проехал по старой растрескавшейся дороге, не говоря уже о тех её участках, где из земли сплошным рядом торчали булыжники. Деревня, в которую мы приехали, оказалась совершенно очаровательной, но очень, очень крошечной. Поджидая Обито, мы не раз и не два ловили на себе любопытные взгляды.

На другой стороне узкого моста, я разглядел дом и с облегчением вздохнул, поняв, что у него нет «крыльев». Однако тёмные серо-коричневые стены подсказывали что он очень, очень старый. Поднимаясь по неровной извилистой дороге, я присмотрелся к ставням. Они были синие, словно на картинах, пришедших из далёкого прошлого.

Внутри спокойно бы разместилось пять человек, даже если бы — так и быть — мы не поладили. Впрочем, Какаши не о чем беспокоиться, я же собираюсь держать себя в руках. Чтобы, когда я уеду в колледж, ему не пришлось жить одному.

Небольшая подстриженная лужайка, судя по всему предназначенная для парковки, располагалась в нескольких метров от дорожки, ведущей к дверям. Хотя дом стоял на холме, подъём был пологий. Я с наслаждением разминал мышцы, затёкшие после долгих часов в тесном автобусе.

Обернувшись через плечо, я увидел поля, которые медленно растекались по склону противоположного холма. Ошеломляющее зрелище. Через реку виднелся лес, который, наверняка можно будет разглядеть ещё лучше, если подняться на вершину. Небо над головой было таким синим и необъятным, что редкие белые облачка, казалось, можно схватить, просто протянув к ним руку.

- Тут неплохо, - сказал я Обито, когда мы шли мимо низкого забора. Он поднял брови, словно говоря: вообще-то, намного лучше, чем «неплохо». Может быть, так и было, но не мог же я воскликнуть: «ах, как замечательно, чудо, просто чудо!» Я же всё-таки не девчонка.

Около дома, прямо перед ставнями в тени раскидистого дерева, кто-то сидел. Мне было видно только тёмные волосы, потому что человек, кто бы он ни был, сидел за столиком, отгородившись от мира дорогим блестящим ноутбуком.

Только когда мы подошли почти вплотную, он удосужился поднять голову. Нельзя сказать, чтобы он очень мне понравился. Он был настолько серьёзным, что глаза казались мёртвыми. Он не протянул руки, только коротко кивнул в знак приветствия. Какаши, стоявший справа от меня, скрестил на груди руки. Похоже, он тоже был не в восторге от знакомства. Обито же, закатив глаза, опустился на один из свободных стульев. Сидя вот так, рядом, они казались скорее родными братьями, нежели дядей и племянником.

- Это мой старший племянник, Итачи. Не тревожьте его, когда он работает, это безнадёжно. Едва ли в мире найдётся ещё один такой же трудоголик. - Я ждал, что этот племянник, Итачи, скажет что-нибудь язвительное и холодное, или обожжёт взглядом, но он едва ли обратил внимания на дядю. Что бы ни было на экране, оно интересовало его намного больше, понял я. Когда мы заняли два оставшихся стула, Обито добавил: - Это Какаши и Наруто.

Итачи поднял взгляд на Обито, затем посмотрел на нас.

- Рад, наконец, познакомиться с вами. Может быть, теперь мои уши отдохнут.

Я не знал, сердиться мне или веселиться, до того странная смесь вежливости и неуважения скользила в этих словах. Ни капли не смущаясь, Обито рассмеялся и спросил:

- А где Саске?

- Ушёл, - ответил Итачи, возвращаясь взглядом к экрану. - Последняя детская выходка, чтобы показать, как он относится к твоей свадьбе.

Обито вздохнул.

- Нет никакой свадьбы. Я просто съезжаюсь.

Итачи не ответил. Обито сердито уставился на стол, не знаю, из-за того ли что сказал Итачи или из-за того, что Саске не пришёл поздороваться с нами. Какаши рядом со мной сидел относительно спокойно, что было добрым знаком, наверняка, его мучило желание прикоснуться к Обито. Я поднялся со стула, даже не задумываясь. Почему это они сели вокруг меня, вместо того, чтобы сесть рядом?

- Ну, так всё вокруг ваши земли? - спросил я, так и не решив, у кого спрашиваю, у Итачи или у Обито. - Если я немного пройдусь, на меня не набросятся разгневанные поселяне?

Несмотря на то, что в конце предложения я остановил вопросительный взгляд на Обито, ответил мне Итачи.

- Люди здесь работают на земле, которая принадлежит нам. Пока ты не топчешь обработанные участки и ничего не портишь, можешь быть спокоен.

Нахмурившись, я развернулся и пошёл прочь. Такое впечатление, будто мне прочитали лекцию, точь-в-точь моя учительница по биологии, хотя, собственно, Итачи всего лишь ответил на заданный мной вопрос. Он — странный.

Но на лицо мне падали тёплые солнечные лучи, под ногами проминалась мягкая земля - трудно было долго сердиться. Напевая себе под нос, я осторожно переступал через всё, что могло быть посажено руками человека. Как же это место отличалось от дома и от школы, словно зажатых среди зданий и асфальтированных дорог.

Свежий воздух было приятно вдыхать. На полях росли в основном злаки, по краям полей в ряд посажены сливовые деревья. Какое-то время спустя солнце стало напекать голову, и та закружилась. Молодые сливы были слишком низкими, чтобы спрятаться под ними, поэтому я сменил направление и спустился к речке, которая осталась позади, когда мы поднялись к дому. Над её руслом склонялись высокие ивы — или, по крайней мере, я подумал, что это ивы. Одно дело видеть их в книге, совсем другое — собственными глазами.

Только спрятавшись от солнца в густой тени, я понял, насколько оно досаждало мне. Глаза слезились, обожжённые щёки горели. Шумным потоком вода быстро сбегала с холма. Для такой крохотной речушки берега поднимались слишком высоко, и мне пришлось нагнуться, чтобы получше разглядеть дно. Увидев маленькую рыбку, я ухмыльнулся.

Поднявшись, я побрёл по течению. Вскоре спуск закончился, русло стало шире, а вода потекла медленнее. Поняв, что проголодался, я собрался повернуть обратно, но краем глаза уловил движение.

Ветви ив сгибались над рекой, образуя нечто вроде моста, и на нём сидел человек. Я подошёл поближе, думая, что это, должно быть, Саске, второй племянник Обито. Волосы его были невероятно чёрными, как и у всех остальных в семье.

Я хотел окликнуть его, но почему-то среди густых теней это показалось ужасно не уместным, как будто они создавали свой собственный замкнутый мир. Поэтому я подошёл ближе, и, когда оказался практически у него за спиной, он немного повернул голову, давая понять, что слышит меня.

- Привет! - сказал я, сияя улыбкой. Я же обещал быть пай-мальчиком, помните.

Он полностью развернулся; взгляд, которым он одарил меня, был до боли знакомым. Какаши теперь никогда не убедить меня, что они с этим парнем не встречались прежде, потому что именного так смотрел на меня Какаши, когда думал, что я веду себя невообразимо, бесконечно глупо. Идеальные пропорции раздражения и злости — только у Какаши не было таких глаз.

Саске — теперь я был полностью уверен, что это он, слишком уж велико было сходство с Итачи — не ответил. Я тяжело вздохнул. Что ж, я и раньше знал, что общение с богатыми людьми даётся непросто. У них слишком много причуд.

- Я Наруто, - вторая попытка, - я приехал вместе с Какаши.

Он снова обернулся, на этот раз с досадой.

- Как будто Обито мало притащить в наш дом чужака, ему нужно было привести и его собачку.

Прошло несколько секунд, прежде чем я глубоко вздохнул. Не получилось, поэтому я сделал два шага, сократив оставшееся между нами расстояние, и, хорошенько размахнувшись, ударил Саске в подбородок, так, что он упал на землю. Моё удовлетворение продлилось недолго. На его месте я бы поставил подножку. Саске же что было сил ударил меня по колену подошвой ботинка. Не успей я самую малость отдёрнуться, вполне мог бы до конца своих дней хромать на левую ногу.

Саске уже вскочил на ноги. Потеряв баланс, я не мог драться, да и до колена было страшно дотронуться. Саске это мало волновало, потому как он ударил меня в челюсть. Следующий удар я сумел перехватить, но, понятное дело, этого было недостаточно. Единственный шанс — повалить его на землю.

С трудом я шагнул вперёд, сперва, чтобы сохранить между нами минимальное расстояние, не позволяя ему бить с замаха, а затем — чтобы опрокинуть его на спину. Он стоял на ногах очень крепко, и не будь я тяжелее, ничегошеньки бы не вышло.

Падая, Саске отпустил меня, чтобы смягчить удар, но было уже поздно. Я не удержался на ногах и, цепляясь за его рубашку, начал заваливаться на землю. Он среагировал быстрее, чем я мог представить, и, подобрав ноги, перекинул меня через голову.

Но даже оказавшись на спине, я продолжал цепляться за его рубашку. Дорогая ткань была такой крепкой, что не рвалась, и Саске пришлось следовать за мной — а я быстро катился к берегу реки. Времени, чтобы высвободиться, у него не осталось, поэтому, когда я свалился в воду, Саске оказался там же.

Ему повезло, и он не слишком промок, а мне посчастливилось не перепачкаться с ног до головы в ил. Я отпустил его рубашку и, покачиваясь на волнах, перевернулся на спину. Когда я отошёл от шока, выяснилось, что течение приятно массирует затылок и в общем и целом как-то освежает. Я немного приподнял голову.

Саске сел и принялся отмывать плечо и локоть - там было больше всего ила и грязи. Я усмехнулся. С перепачканными щеками и в мокрых ботинках он мог бы быть довольно милым, если бы не был самой большой в мире задницей.

- Над чем смеёшься? - огрызнулся он.

- У тебя на щеке будет огромный синяк, - ответил я, - это очень смешно.

Саске быстро наклонился и, пользуясь тем, что я на спине, надавил мне на грудь. Поражённый, я едва успел глотнуть воздуха, прежде чем оказался под водой. Впрочем, он почти сразу отпустил меня и продолжил чиститься, позволив мне сесть и впиться в него взглядом. Ладно, по крайней мере он не пытается убить меня.

Самодовольно, не прекращая отмываться, Саске сказал:

- А ты неделю не сможешь ходить.

Я заставил себя стиснуть зубы, чтобы не показать, как сильно болит колено — даже если он отлично знал, что оно болит — и сумел встать, даже не поморщившись. Одежда промокла до нитки. Здесь и сейчас я ничего не мог поделать с джинсами, но я вполне мог снять рубашку и отжать из неё воду. Саске подозрительно наблюдал за каждым моим движением, словно ждал, что я попробую пнуть его или ещё что. Именно поэтому я отжал рубашку прямо ему на голову.

Не самый удачный план, Саске повернулся так, что струя воды смыла с него часть грязи. Ублюдок, но по крайней мере синяк на его щеке всё еще на месте.

Пока я надевал рубашку, Саске взобрался на скользкий берег.

- Пойдём. Иначе пропустим обед.

Я последовал за ним, недоверчиво бормоча:

- С чего бы?

Даже будучи на несколько шагов впереди, Саске услышал меня. Он обернулся, достаточно, чтобы продемонстрировать улыбку — одну из тех, от которой у меня внутри всё перевернулось, знаете, совсем не то чувство, что я хотел испытывать, глядя на ублюдочного племянника Обито.

- Хочу посмотреть, как ты будешь ковылять в гору.

Ну да, разумеется.

Однако, несмотря на свои слова, когда мы отыскали тропинку, Саске пошёл, скорее, рядом со мной, нежели позади. Видимо, он задержался, чтобы поддержать меня, если потребуется помощь (разумеется она была ненужна), а не посмеяться. Я подумал, что эта короткая стычка, помогла ему избавиться от недовольства дядей, но ничего не сказал на этот счёт. Какие бы у него ни были причины идти рядом, я ничего не хотел знать о них.

***

Взгляд Какаши, преследовавший меня, был как никогда суров, поэтому я ел, низко склонив голову над тарелкой. На всех остальных я мог смотреть только уголком глаз. И хотя обеспокоенный взгляд Обито заставил на мгновение почувствовать себя виноватым, лиловый синяк на челюсти Саске в момент согрел душу. Я едва не усмехнулся. Он заслужил его.

Итачи воспринял всё крайне апатично. Когда, сменив одежду, я спустился на кухню, где все трое уже сидели за обеденным столом, он, сощурившись, посмотрел на Саске и сказал: «Я думал, ты правша, Наруто». Это был его единственный комментарий. Если бы Какаши на тот момент уже не наградил меня свирепым взглядом, я бы несомненно ответил, что когда дело доходит до драки, я универсал.

Бедный Обито пытался разговаривать за пятерых, и что неудивительно, у него неплохо получалось. В обычное время я бы пришёл ему на помощь. Но коленка болела, как сучка, даже больше, чем спина. Единственное, что я хотел: ткнуть пальцем в Саске и посмеяться над ним. Мои раны по крайней мере надёжно скрыты от посторонних глаз.

Наконец, Какаши сжалился над своим приятелем.

- Должно быть, этот дом очень старый, - сказал он, выбрав, разумеется, самый скучный предмет для обсуждения. - Он давно принадлежит твоей семье?

Оказалось, что вдали от своего драгоценного компьютера Итачи не такой уж плохой хозяин. Он ответил:

- С самого начала. Наш дедушка родился в этих стенах. И хотя потом он переехал в город, он решил сохранить эти земли. Здание, разумеется, с тех пор не раз ремонтировалось.

Да уж, ванная, где я переодевался, было совсем новой. Кухню я не мог оценить целиком, но судя по всему она тоже была порядком модернизирована. По крайней мере, я на это надеялся. Что там раньше из себя представляли кухни?..

- Вот как, а теперь вы используете его как летний домик, - закончил Какаши.

Трое людей быстро обменялись взглядами. Подозрительно мрачными взглядами. Судя по всему, за всем этим стояла какая-то история, и я мысленно пообещал себе, что как только выпадет случай, обязательно расспрошу обо всём Обито.

- Да, но мы очень давно сюда не приезжали, - холодно ответил Итачи, и Какаши решил не продолжать расспросы.

После обеда Обито показал нам остальной дом. На первом этаже размещались гостиная, кухня, «семейный уголок», где с одной стороны стоял телевизор, а с другой был устроен камин. Ещё комната для гостей, соединённая с той самой ванной, которой я воспользовался. Там собирались жить Обито и Какаши.

Моя радость оттого, что я буду спать совсем на другом этаже, продлилась недолго. Едва Обито указал вверх по лестнице, где за двустворчатой дверь была комната Итачи, он повёл меня в маленький коридорчик сбоку, в который выходило три двери. Одна из них — в мою комнату, вторая — в комнату Саске, а третья — в нашу общую ванную. Если в ближайшее время наши отношения круто не переменятся, это может стать камнем преткновения.

В любом случае, я не имел права жаловаться. В конце концов, я обещал Какаши.

Чтобы сдержать обещание, я пошёл на уступки, за которые ненавидел себя. Последующие несколько дней, я как мог избегал Саске. Ну, или по крайней мере старался: дом был не очень большим, а он оказывался в ванной именного тогда, когда мне было туда нужно, неважно, день стоял или глубокая ночь. И по правде наша сама горячая, гм, ссора произошла именно здесь, чуть меньше, чем через неделю после приезда.

Я хотел принять душ и полежать в старомодной ванной, которую, к счастья, можно было завесить шторами. Пару минут я прислушивался, чтобы убедиться, что помещение свободно. В первый же день я выяснил, что ванная не запирается, и что Саске, если вломиться внутрь, не кричит, а кидается тем, что попадётся под руку. Ничто так не приучает к осторожности, как шишка, оставленная на лбу огромным куском мыла.

Было свободно, поэтому я вошёл и начал раздеваться. Не знаю, была ли это удача или тонкий расчёт, но, слава богу, когда Саске бесцеремонно вломился внутрь, я успел снять только рубашку.

- Эй, придурок, - сказал я, когда, полностью игнорируя меня, Саске принялся рыться в висевшем на стене синем мешке. - Здесь занято, ты что ослеп?

Бедняжка, он определённо был слеп и глух, но как бы то ни было, я дал ему пару секунд. Моё терпение не окупилось.

- Саске, - снова попытался я, когда он в третий раз принялся перерывать сумку. Что он мог там искать? - Я собираюсь принять душ. Выметайся!

- Минуту, - наконец ответил он, нетерпеливо. Я почти поверил, что ему позарез что-то нужно, а он не просто пришёл позлить меня. Почти. - У меня не никакого желания смотреть, как ты снимаешь своё грязное тряпьё.

Я и так был достаточно зол — честное слово, когда он рядом, разозлиться - что раз плюнуть. Но какого чёрта ему нужно ещё и оскорблять меня через слово? И что там было про то, что он не хочет видеть, как я снимаю одежду?

Он в самом деле был чуть ниже меня, я заметил, но не так сильно, как казалось на первый взгляд. Такое впечатление складывалось в основном из-за того, как он держал плечи, почему-то он казался тоньше и моложе.

Я фыркнул:

- Завидуешь моей красоте?

Положив сумку обратно на край раковины, Саске прищурился и одарил меня насмешливым взглядом:

- Точно.

И вот это в нём бесило больше всего. Ему не нужно было напрямую оскорблять меня, чтобы задеть ещё больше. Моё хрупкое терпение лопнуло.

Я схватил его под локоть и потащил к двери, чтобы в прямом смысле этого слова выставить вон. Саске легко выскользнул из моей хватки, и заломил мне пальцы — неудивительно, что он знал этот трюк — и ударил локтем в бок. Было больно, я находился в затруднительном положении и не мог должным образом ответить на удар, поэтому я отбросил его обратно, резко, к раковине. Ударившись о неё бедром, Саске поморщился от боли. Мне было пофиг, он начал первым, так что я подошёл к раковине, всем своим видом выражая намерение отбить любой удар (а он уже занёс руку) и обездвижить его, чтобы он не мог больше творить всё, что ему вздумается.

А затем произошла странная вещь. Мои руки должны были заблокировать его, уверен, мой мозг отсылал им именно это сообщение. Вместо этого я обнаружил, что схватил Саске за плечи, словно желая удержать его на месте. Что хуже, он прекратил двигаться как раз тогда, когда мои ладони коснулись его плеч.

Когда он, прищурившись, снова посмотрел на меня, не отодвигаясь и выдерживая мой взгляд, я понял - нужно отпустить его. Мы слишком близко. Я был возбуждён нашей борьбой и близостью, а на мне не было даже рубашки, чтобы скрыть это, только старые джинсы. Лёгкий укол страха — никому не понравится, когда над ним смеются — заставил меня разорвать наш зрительный контакт и отпустить его. И Саске соизволил уйти без дальнейших уговоров.

В тот же вечер, когда я, кряхтя от боли, потянулся за пультом, Какаши сказал мне на ухо, шёпотом, но недостаточно тихо, чтобы внимательные люди не услышали: «Знаешь, что вам обоим нужно, что поладить? - маленькая драматическая пауза, и он сам же ответил на свой вопрос: - Хороший такой тюбик качественной смазки».

Я в ужасе уставился на него: кого хочешь шокирует тот факт, что его собственный опекун подаёт такие идеи, однако... Ему, конечно, следовало говорить потише, однако я не решился оправдываться. Будет неловко, если все в доме узнают о моих пристрастиях.

***

Пару дней спустя, возвращаясь из небольшого городка, куда я поехал, чтобы развлечься, а по большей части, чтобы вырваться из дома, я нашёл котёнка. Ужасно забавного, не слишком маленького, покрытого жёлтой шерстью. Он забрёл так далеко от города, что, похоже, потерялся. Поэтому я забрал его с собой.

Найдя на кухне старое блюдце, я налил ему молока. А затем забрал к себе в комнату. После обеда он заснул у меня груди, а где-то через час я проснулся оттого, что он мяукает под дверью. Очевидно, его уже обучили, как вести себя в доме. Я встал, и на полдороги к двери меня осенила чудесная, замечательная идея, заставившая расплыться в злорадной усмешке.

Взяв котёнка на руки, я подошёл к ближайшему окну, чтобы разведать окрестности. Прямо под окнами Какаши и Обито играли в карты, Итачи, не отрываясь, глядел в экран ноутбука. Мне пришлось высунуться чуть больше, чем хотелось, но, как я и ожидал, Саске сидел в тени деревьев, читая очередную книгу.

Вдохновлённый, я прокрался к двери в его комнату и тихонько открыл её, чтобы запустить внутрь котёнка. Чтобы бедняжка наверняка сделал там свои дела, я присел на ступеньки и немного подождал.

Когда я вернулся за ним, котёнок уютным комочком свернулся на аккуратно застеленной кровати Саске. Я не осмелился задержаться, чтобы проверить, сработал ли мой план, поэтому подхватил котёнка и унёс к себе. Завтра нужно будет вернуться в город и найти хозяина.

Если котёнок и нагадил в его комнате, Саске не заметил. Или не стал возмущаться, что было так же хорошо, как то, что он не заметил. Я был разочарован, но я не настолько желал ему наступить в кошачье дерьмо, чтобы всерьёз расстроиться.

На следующий день Саске вышел из комнаты несвойственно поздно и выглядел при этом препаршивенько. Когда он сел напротив меня, я услышал, как он тяжело дышит себе под нос, словно у него начался насморк. Глаза покраснели и слезились.

- Это нормально, что ты ешь вместе с нами? - пожаловался я, настороженно глядя на него, - Ты заразишь всех гриппом.

- Это не грипп, - отрезал Саске и нахмурился, глядя в кашу, судя по всему, ему не понравилось, как приглушённо звучал его голос.

- У Саске аллергия, - объяснил Обито. - Должно быть, в дом забралось какое-то животное.

Щёки вспыхнули от смущения. Чёрт, почему я всегда делаю такие глупости?

- У него аллергия на животных? - уточнил Какаши.- Нужно принять какие-то лекарства?

- Карандаша для ингаляции будет достаточно, - заверил его Итачи, пока Саске мрачно размазывал кашу по почти пустой тарелке. - Ничего страшного, если контакт продлился недолго.

- У меня тоже аллергия, - добавил Обито, - хотя не такая сильная.

Низко опустив голову, я помалкивал весь завтрак. В тот день Саске не мог читать, потому что глаза покраснели и слезились, и по большей части он лежал в гостиной перед телевизором. Не похоже, чтобы он обращал внимание на происходящее на экране, но в то же время он и не спал.

Я выпустил котёнка на улицу через одно из задних окон, но даже так через несколько часов не смог выстоять перед натиском вины. Я не мог позволить Саске вернуться в кровать, где спал котёнок. Шерсть наверняка осталась на всём одеяле. Поэтому, когда в гостиной никого, кроме нас, не было — мне и без того нелегко давалось это признание — я уселся на подлокотник кресла рядом с Саске.

- Значит, - начал я, - у тебя аллергия на шерсть.

Саске хотел яростно фыркнуть, но вместо этого из носа вылетел только свистящий звук. Другого ответа не последовало, как и никаких действий.

- Например, на кошачью? - продолжил я. Должно быть, что-то в моём голосе заставило его повернуть голову. Я сглотнул и добавил: - Верно?

Саске резко выпрямился.

- Так и знал, что это твоих рук дело. Что ты сделал?

Внутри заклокотал гнев, но я подавил его. Саске прав, я виноват. Хотя попытки успокоиться никак не избавили меня от фантазий о всех тех штуках, чтобы я сделал с ним. Нельзя выглядеть так хорошо с покрасневшими и распухшими глазами.

- Просто котёнок, - тихо сказал я. - Я не знал, что у тебя аллергия.

- Обычно люди не татуируют эту информацию на лбу, - проворчал Саске, но из-за ингалятора его голос не произвол и доли прежнего эффекта. - Что ты сделал?

- Эм, просто пустил его к тебе в комнату на полчаса.

- Пустил в комнату? Зачем ты... - начал Саске, но затем догадался. Вместо гневной вспышки, которую я ждал, он холодно посмотрел на меня. - Неважно, теперь всё равно придётся убрать всю комнату.

Он поднялся на ноги. Совсем некстати, но предательская часть меня получила удовольствие от созерцания его задницы так близко. Но он был в бешенстве, поэтому я быстро поднял взгляд.

- Слушай, давай я уберусь, - предложил я, - в твоей комнате. Договорились?

Саске остановился в дверях, и меня окатила новая волна холода:

- Держись подальше от моей комнаты и от моих вещей.

Со вздохом я плюхнулся в кресло. Я был огорчён, но не имел никакого права злиться на него. По моей вине ему было так фигово сегодня. Я ещё долго просидел в гостиной, прислушиваясь к шуму пылесоса, работающего наверху, и глядя на дверь, через которую вышел Саске.


@темы: фф, Наруто фф - перевожу, Наруто фф, Название - Наследие (4)

URL
Комментарии
2015-06-24 в 17:19 

hizay
Начало заинтриговало. С нетерпением буду ждать продолжения. Из всей главы мне не понравился только рейтинг в шапке(((

2015-06-24 в 18:41 

Эники-Беники
- Скажите, Вы любите Кафку? - Конефно! Офобенно грефневую!
:vict: Спасибоспасибоспасибо!!!!!!!!!! Как всегда-прекрасно! Отличное начало!

2015-06-24 в 18:49 

polly16
Отличное начало)Наруто должно быть стыдно!Спасибо за перевод, буду надеяться на продолжение

2015-06-24 в 23:36 

Цтцти_т
primal soup of water, amino acids, gunk, and who knows what else
спасибо)) сама уже не ожидала, но вот я здесь, снова перевожу o__О
всего 4 главы, должно хватить сил.

всей главы мне не понравился только рейтинг в шапке(
рейтинг придется оставить на откуп фантазии))
попробуем компенсировать сюжетом.

URL
2015-06-25 в 03:30 

Domino69
Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
Ух ты!
Новый перевод!!!
Спасибо!:heart:

2015-06-25 в 04:03 

ripo-rip
интересное начало. :vo: Что-то из серии призраки в поместье?

2015-06-25 в 08:44 

тысячу лет ничего не читала по Наруто! Приятно снова побыть с любимыми персами. Надеюсь, на скорое продолжение.

2015-06-25 в 10:29 

Альруна
War can wait, masturbate.
Ух ты! Новый перевод)) Вот приятный сюрприз)
Сюжет мне очень понравился - довольно интересное начало. Надеюсь, все остальное также будет на высоте.
Саске довольно милый тут :heart:
Трое людей быстро обменялись взглядами. Подозрительно мрачными взглядами. - кого-то там убили и теперь они там больше не живут? А призраки ходят по этому зданию? :laugh:
Спасибо за перевод!) Буду ждать продолжения :hi2:

2015-06-26 в 07:54 

Цтцти_т
primal soup of water, amino acids, gunk, and who knows what else
рада, что нравится :sunny:
кого-то там убили и теперь они там больше не живут? А призраки ходят по этому зданию?
ага, из этой серии история ^^
Тёмное прошлое Учих - про него можно сочинять вечно и не повторяясь :cheek:

URL
2015-06-26 в 08:56 

ya6ma
Понравились все, и Наруто, и Саске, и Какаши, и Обито, и Итаче. Что же затевается??? Обожаю истории про призраков :flower: Спасибо, что переводите для нас.
читать дальше

2015-06-27 в 08:51 

здOрово!

2015-07-11 в 21:36 

K@mel@t
Спокон веков господствует обычай, что победителю принадлежит добыча
Это просто подарок судьбы!!! Как мне нравятся такие мальчики.. Что Наруто..что Саске... еле сдержала разочарованный вздох, когда увидела, что глава подошла к концу!! Не знаю, что там с рейтингом, но все так романтично и эротично... Даже сконфуженный Наруто, присевший на ручку кресла. Спасибо за перевод!

2015-07-17 в 00:36 

Рукиа
Интересное начало) Люблю, когда мальчики не сразу ладят друг с другом! Наруто прекрасен, как впрочем и Саске.
Надеюсь, на скорое продолжение)
А фанфик Боясь темноты вы еще будете переводить или нет?

   

Выше головы

главная